«Смотрите, како опасно ходите…» (Еф. 5: 15)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В настоящее время наши городские и иные сайты в Интернете с легкой руки главного «дирижера» всей этой лукавой возни всячески муссируют тему о «катехизации», порой преднамеренно искажая смысл самого вопроса. Православная наша Святая Церковь изначально руководствовалась Духом Святым, избегая влияния на Нее извне. О чисто-светском мире Сам Господь сказал: «Я не от мира сего» (Ин. 18, 36). Наша Святая Церковь никогда не являлась, и не является ныне неким придатком светской жизни, или наоборот. Она является Институтом независимым и непоколебимым, по слову Ее Создателя: «Созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18). Созданный Богом и данный нам для вечного спасения, этот институт веры нашей управляется Святейшим Патриархом — Предстоятелем Святой Церкви — и Священным Синодом, то есть Собором епископов, облеченных Духом Святым при их рукоположении, которое является продолжением Сошествия Духа Святаго на святых Апостолов в день Святой Пятидесятницы (Деян. 2, 1-8). Они поставлены Богом, чтобы соблюдать по слову Господа все, что Он повелел (Мф. 28, 20).

Вопрос о Святом Крещении и катехизации при Святом Крещении был одним из важнейших на пороге развития церковной жизни, то есть, от основания Ее и до наших дней. Еще в I веке это происходило при участии Святых Апостолов и священников, поставленных ими Благодатию Святаго Духа. Последние получили право преподать новокрещаемым того же Духа Святаго через Святое Крещение, а также другие Святые Таинства, Духом Святым, епископами и священниками, на то поставленными, совершаемые. Перед Святым Крещением совершалось и ныне совершается — оглашение (катехизация), раскрываются смысл и понимание новокрещаемыми необходимости Святого Крещения для Вечного Спасения и жизни в Духе Святом, подаваемым при Святом Крещении. По существу, вся наша жизнь на земле и по Святом Крещении являет собой оглашение о вере через храм Божий, доступный в любом возрасте и в любой ситуации. Главное, чтобы человек взрослый или восприемники младенца понимали, как важно ориентировать себя на жизнь, достойную христианина, жизнь, немыслимую без Святой Церкви и данных нам Самим Господом в ней установлений. Всем нам очень важно помнить о том, как важны для каждого из нас слова Спасителя, сказанные Святым Апостолам о Святом Крещении: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа… если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (Мф. 28, 20; Ин. 3,3). Последнее относится к любому возрасту. Поэтому относительно Святого Крещения или Святого Причастия, к примеру, востребованного больным, находящимся при смерти, — священник не имеет права в этом отказать, даже и в ночное время. Относительно крещения младенцев, в Новозаветной Святой Церкви Православной (как и в Церкви Ветхозаветной относительно обрезания), младенца положено крестить на восьмой день или позже. Но за ради, цитирую, «ежели младенец немощен и не принимает грудь матери, но к смерти зрит, не подобает ожидать шестого или восьмого дня, но крестить — немедля». Святое Крещение есть приобщение души для Царства Небесного, и мы не имеем права препятствовать детям приходить ко Христу для наследования ими Его Царства в вечности. Сам Господь сказал своим ученикам, когда они пытались удержать детей, не позволяя им подойти к Нему: «…пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Мф. 19, 14). После этого Господь «возложил на них руки», тем свидетельствуя о необходимости Крещения их Духом Святым, что и везде совершается в Православной Церкви, в полном соответствии с апостольскими на то указаниями, Духом Святым руководствуемыми.

В практике Святой Церкви никогда не стоял вопрос «крестить или не крестить» в зависимости от уровня познания Истины, которая дается катехизатором. По существу-то каждый священник обязан быть катехизатором, что и имеет место на каждом приходе. Немыслимо, если люди священнику малознакомы, не выяснить, как они веруют, ходят ли в храм, элементарно объяснить им, в чем суть веры, если это необходимо, но Святое Таинство — совершить, и немедля, ибо видно, что это краткое оглашение нашло в крещаемых или восприемниках понимание важности предстоящего события. Само желание родителей младенца или взрослых, с их согласия, крестить дитя, разве не есть уже проявление их веры? И кто смеет из людей, «из них же ни един не свободен от греха», глубину веры крещаемых или восприемников измерить до конца, кроме Бога? Никто.

В наше постатеистическое время перед священником часто стоят граждане, десятилетиями напичканные атеистической пропагандой, и надо бы только радоваться, что где-то там, в фибрах их русской души, в поисках спасительного для себя выбора пути в жизни, горит еще огонек веры их древних предков. И приятно, что это желание креститься и бывших коммунистов, и заблудившихся в сектах, или даже по гордыне диавольской «воюющих» все еще с Богом, — имеет место и они тем — идут к Богу! Конечно же, их согласие на получение Дара Духа Святаго, который дает им Господь, и молитва всецерковная за них со временем обновят их для жизни духовной, ибо всем без исключения желает Господь в разум Истины прийти и Царство Небесное — наследовать. Краткое же оглашение перед Святым Таинством Крещения всегда непременно будет началом процесса дальнейшей катехизации, и да поможет им Сам Господь!

Особо ярким примером для нас является первое краткое оглашение в истине Православной веры Святого Апостола Петра в день сошествия Святаго Духа на Апостолов. Когда проповедь была завершена, крестилось «в тот день около трех тысяч. И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах» (Деян. 2, 37-43). Как видим, все они крестились, а потом продолжилось последующее, по существу оглашение, или полноправное пребывание в Таинствах изначально Православной Церкви. Св. Крещение воистину есть врата св. Церкви и врата Рая, Святой Церковью нам открываемые. Обратим здесь внимание и на то, что Господь никогда не ставил перед исцеляемыми Им иудеями и даже язычниками каких-либо «предварительных» условий, кроме одного — веры в Господа.

С устроением Святой Церкви на земле были и проблемы, связанные, например, с языческими, настолько глубоко укоренившимися диавольскими заблуждениями, что крестить пришедших из таковых без предварительного объяснения сути христианства и отречения от ложных богов, — было бы просто нелогично. По этому поводу здесь также уместно было бы привести слова Святого Апостола Павла в Послании к евреям: «Для вас нужно молоко, а не твердая пища… Твердая же пища свойственна совершенным, у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла» (Евр. 5, 12-14). В решение этой проблемы, готовившиеся из язычников, и не только из них, проходили какое-то время «оглашение», проводимое священнослужителями и их помощниками для приуготовления их к Таинству Святого Крещения. В настоящее же время, кто приходит к нам креститься? Те, коих генетический фонд, продолжившийся со времен всего тысячелетия христианства на Руси, подвигает к этому, ибо это не язычники, а наши собратья, вышедшие из недр нашей общероссийской православной жизни. Как мы можем отказать в общецерковной нашей молитве за них, сподобившихся принять Святое Крещение, сознательно принявших все то, что определяет духовную жизнь их благочестивых предков? Никак не можем отказать им в этом, как и в самом Святом Крещении, дающем нам право за них молиться. Где здесь ответ на вопрос, достойна ли или недостойна русская душа Святого Крещения, как только не в Самом Духе Святом, который и маловерующего «наставит на всякую истину» (Ин. 16, 13). То, что каждый крещеный обязан посещать храм, новокрещеному надо пояснить, но гонять его, еще не крестившегося, в храм и обратно из храма во время ектении об оглашенных, имевшей место тогда еще, при оглашении язычников (что было чисто-педагогической необходимостью) — не стоит. Это будет в наши дни не столько привлечением к Святому Крещению, сколько окончательным изгнанием из храма в какую-либо секту, где таким, по их мнению, «манипуляциям», не подвергают.

Ныне последнее, естественно, не практикуется, а ектения об оглашенных в Божественной Литургии — осталась? Потому, что эта ектения всем нам, уже крещеным, напоминает о тех древних временах, когда грех идолопоклонства и заблуждений довлел над людьми настолько, что готовившиеся к Святому Крещению недостойны были своего в храме присутствия в это время. Благочестивый человек и нынешний, молясь за ектенией об оглашенных, еще глубже вздохнет о грехах своих с мыслью: буди милостив ко мне, Господи, прегрешившему, — может быть еще и более, чем жившие еще в те языческие времена. Во время Святой Евхаристии Дух Святый сходит на Святые Дары, и только просвещённые Духом Святым, то есть получившие его при Святом Крещении, могут это почувствовать, понять это великое действие Божие, к которому мы готовимся и за Всенощной, и во время Святой Проскомидии, и во время ектении оглашенных. Поэтому всякому причащающемуся в особенности необходимо молиться на всех предварительных богослужениях и обязательной Исповеди, предшествующих Святой Евхаристии, дабы «не в суд себе» принять Святые Таины Христовы.

По аналогии с вопросами по катехизации, когда некоторые священники вводят фактически запреты и ограничения по принятию Святого Крещения, вплоть до случаев смерти не дождавшихся завершения периода катехизации, там же всем верующим, стоящим в храме, предложено целоваться перед Евхаристическим каноном. Конечно, мирянам свидетельствовать любовь к ближним целованием с ними при встрече можно и до богослужения, и после, дома или даже на улице, о чем говорится в св. Евангелии. Так, у св. Ап. Павла сказано: «Приветствуйте друг друга лобзанием святым» (2 Кор. 13, 12), а также и в иных посланиях (1 Пет. 5, 14; 1 Фес.5, 26). Но не следует это путать с лобызанием священников, облеченных Благодатию священства, у Святого Престола Божия во время пения Символа Веры. Облеченные Духом Святым, они во время целования в ланиту свидетельствуют перед Богом радость и свое святое единодушие в благодарности Богу за ниспосланное им Благословение быть участниками схождения Святаго Духа на Святые Дары в предстоящий момент Святой Евхаристии. Целование, каковое имеет место между священниками у Святого Престола при произнесении особых слов, несравнимо с целованием мирского толка, и поэтому последнее в этот момент — просто неуместно. Некоторые же, за ради особой «оригинальности» богослужения в их храмах, ссылаясь на древние ошибки, пытаются их возродить у себя, но не в силу духовной озабоченности, а просто от скудности ума или от протестантского настроения. Объясню, почему. Утеряв Благодатную силу священнодействий в инославии и заменив ее показной оригинальностью, таковые «пастыри» вводят у себя не только общие «целования» в собраниях своих, но и «освящения», к примеру, любимых собачек и кошечек, и даже… однополых браков, что, как известно, предвещало гибель Содома и Гоморры (Быт. 19, 24, 25).

Не менее и тот иерей прегрешает, который язык богослужебный славянских наших братьев святых равноапостольных Кирилла и Мефодия заменяет в храмах на наш современный, на котором ежечасно и суетимся, и ругаемся. Объясняется это тем, что якобы язык славянский многим непонятен. Но, уверяю Вас, кто внимателен к своему спасению и духовному вдохновению за богослужением, нам передаваемым тем же духом молитвы, каковым веками молились по-славянски российские люди, — тому этот язык святой дорог, доходчив и понятен. Переведите «Отче наш» на русский, современный наш язык, и нецелесообразность эта сразу будет понятна. Не составит особого труда любому, даже только еще переступившему порог Святой Церкви, уяснить себе лишь некоторые малопонятные слова, как он привыкнет читать по-славянски, и в молитве преуспевать — будет. Конечно, некоторые архаизмы можно аккуратно заменить, но заниматься этим должна богословская комиссия по решению Священного Синода.

Тема изучения славянского языка в богослужебных текстах паремий праздничных, евангельских и апостольских чтений, стихир и изъяснение их еще до наступления дней св. праздника — вот тот востребованный нашими верующими материал для катехизаторского дела в любом приходе, наряду с изъяснением и Символа, и всех вопросов нашей веры.

В наше время, когда многие священники успели побывать за границей и посетить, соответственно, там православные храмы, по простоте своей, видя там некоторые отступления от нашего богослужебного устава, в восторге у себя на приходе вводят нечто «новенькое», к примеру, чтение Святого Евангелия за Божественной Литургией не на Святом Престоле, как это положено по Уставу Святой Церкви, а в Царских вратах, или на солее лицом к народу, спиной же — к св. Алтарю. Вероятно, эти священники побывали и у всякого рода иноверцев, где не только евангелие читают лицом к народу, но и все «богослужение» совершают на обыкновенном столе — лицом к народу. Собственно говоря, последние так далеко ушли из Православных обычаев, начиная с упомянутых к примеру чтений и порядка богослужений, что даже и иконостас в свои времена был ими аннулирован, а со временем и сами храмы стали использоваться для концертных программ любого жанра. Естественно, зачем тогда такому храму св. Престол, Святое Святых — Алтарь, и даже иконы? Их там уже нет, ибо «дом»-то — пуст. Думаю, первый великий отступник от православной чистоты и низверженный в своё время ересиарх Арий мог бы этому только диавольски радоваться! Повторюсь, начиная с ничтожно незначительного нарушения, казалось бы, можно дойти не только до нарушений Православного Устава, но и до значительного искажения всех догматов Святой Христовой Церкви, что уже и завершило отпадение от чистого Православия ввергших себя в тенеты прагматизма и мистицизма.

Несколько слов о чтении Святого Евангелия в храме. Каждый священник должен понимать, что Святой Престол — это Святая Святых храма, особо благодатное место, как и слова Святого Евангелия, также благодатные и более важные для души, чем для слуха тех, кто это понимает. Можно ясно не расслышать, например, всех слов евангельского текста, читаемого в храме, но все равно душу обогатить от Благодати Святого Престола, на котором оно читается (тем более, что евангельские тексты мы почти все про себя в душе имеем) — дело важное. Почему св. Евангелие благословлено во время архиерейской или иерейской службы с диаконом читать в первом случае — на кафедре, а во втором — на солее? Ответ очень прост. Когда служит архиерей, он благословляет читать св. Евангелие на своей архиерейской Кафедре, отдавая тем особую честь Господу и Его Св. Евангелию. Когда служит священник с диаконом, то диакон, по благословению священника, читает св. Евангелие на солее. Евангелие всегда читается лицом к св. Престолу, как и священник, совершающий богослужение один, без диакона, непосредственно на Св. Престоле. Согласно Уставу, диаконы не имеют права читать св. Евангелие на св. Престоле, что непозволительно по их сану.

Если и далее пояснять странные дела по известному благочинию, то дело коснется еще более яркого момента, когда самовольно допускается совершение богослужения с отверстыми Царскими Вратами всю Божественную Литургию, невзирая на то, что это великая награда Святой Церкви, и разрешена она не всем. Такой чести удостаиваются только те заслуженные протоиереи, которые безукоризненно несут свое многолетнее послушание Святой Церкви, а выделять этой наградой таковых — дело высшей Церковной Власти. Иерей, допускающий это самовольно по своей гордыне, дерзко приписывая сам себе «особые» заслуги, каковых в действительности не имеет, — воистину прегрешает перед Богом, собирая на главу свою «горящие угли»: Бог ему Судия. Такого характера непослушание Святой Церкви ведет и к более тяжким недопустимым явлениям, заимствованным от неправославного исповедания: св. Агнец — Тело Христово — раздирать руками на части, вместо использования св. Копия, на ектении взывать о помощи «в бизнесе, в торговле, в покупке чегонибудь», и тому подобные вещи, отнюдь не призывающие верующих за богослужением отложить всякое мирское попечение.

Мне пишут из Енисейского благочиния. «В одном из храмов благочиния приехавшим из Енисейска священником было нам предписано причащаться «поновому», без Исповеди, и 30 человек приняли Святое Причастие… Мы совершили смертный грех — дерзнули преступить к Святому Причастию без должного приготовления и исповеди, тем нас, 30 человек, отлучили от Церкви… Нам покоя нет ни днем, ни ночью…» Вот о чем плакать надо бы горькими слезами. Люди, глубоко православные, слава Богу, понимают глубину беды. Причастивший же их — навряд ли понимает, как велик грех. Посему грех сей на прямого лже-учителя и ляжет, а не на причастившихся, но глубоко впоследствии раскаявшихся. Другой христианин жалуется: «Когда я приехал в Енисейск для Святого Причастия, священник мне отказал в Святом Причастии из-за того, что я не имею бороды. И мне непонятно, разве благодать заключается в бороде?» Что ответить? Для батюшки — да, наверное, а вы, проделав такой длинный путь из глубинки к этому батюшке, — навряд ли уже приедете к нему, чтобы причаститься. Ради Бога, простите таковаго, явно в своих «новшествах» заблудившегося, тут и сам храм-то — трещину даст. Уклоняющиеся от Устава святой Церкви Православной изначально впадают и в более страшные вещи, конечный итог чего — стремительный развал жизни в целом. Имея в виду Святое Православие, Достоевский сказал фразу — «Красота спасет мир». Я очень хорошо понимаю, почему он сказал именно так, имея в виду другое. Потому что он жил среди тех, кто подготавливал губительную революцию, и истинное содержание этих слов из той интеллигенции просто никто бы не понял. Он же хотел сказать: «Православие спасет мир», и ничто иное. Те, кто у нас не понимают этого, обычно хвалят всякие другие веры, будучи даже в священном сане православного пастыря. У одних, мол, больше порядка, банки, у других — надо учиться детей воспитывать, у иеговистов — уж не знаю, чем еще и восхищаться. Я бы посоветовал таковым вникнуть в нашу российскую историю и понять непобедимый дух нашего благословленного Богом народа. Домостроительство Царства Божия в нас есть очищение души человеческой в Таинствах св. Христовой Церкви. В Евангелии св. Церковь сравнивается с домом, построенным на прочном камне, по слову: «Камень же — Христос» (1Кор. 10, 4; Мф. 21, 42; Мр. 12,10). Этот дом — непоколебим, и даже самые страшные противостояния и бури никогда не смогут разрушить его: «…и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне» (Мф. 7, 24). Дом же иной, построенный на лукавстве века сего, а не на истинном богопознании — не устоит, как дом, по словам Спасителя, построенный на песке: «…и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое» (Мф. 7, 27). Замечательны слова на тему выбора для себя того или иного «дома на песке», ибо в наш век их множество. Господь же изначально дал нам один. И не случайны Его слова: «Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые. Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные» (Мф. 7, 15, 18). «Отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф. 7, 23). В последнем слове ведь не только имеются в виду живущие во тьме греховности, но и избравшие себе добровольно «дом», эту греховность узаконивающий. Еще в Ветхом Завете было еврейское слово «авен», «означающее, собственно, ничтожность, суету, а затем ложь, обман», как пишут о том свв. отцы, добавляя при этом и греческое «аномиа» уже в новозаветном понимании того же слова «беззаконие». «Это люди, призывая имя Христа, совершая чудеса Его именем, пророчествуя и изгоняя бесов, совершали преступления против нравственного закона», и, соответственно, против Бога. «Весь мир во зле лежит» (1Ин. 5, 19). Соблазнов в нем неисчислимое количество, но если будем пребывать в нашем Доме Отчем — в святом православии, нам Богом данном для вечного спасения, то его и наследуем. В наше время постперестроечная государственная система по отношению к духовной жизни стала иной. Построено много новых храмов, открылись монастыри, повсюду есть возможность безбоязненно принять русскому человеку свое родное истинное Святое Крещение и всесторонне участвовать в жизни Святой Церкви, внимая также деяниям новосозданного Президиума Межсоборного присутствия для подготовки обсуждения различных тем на Архиерейских Соборах. При этом все постановления Архиерейских Соборов совершаются при усердной молитве Святейшего Патриарха и Епископов Святой Церкви перед заседаниями и выражением: «Изволися нам и Духа Святому» — после заседаний. Поэтому, естественно, постановления, не констатированные Собором, недействительны, и в практике Церковной жизни — не приемлемы.

В заключение хочу привести несколько слов одного современного архимандрита: «Мы должны всегда внимать своим поступкам, мыслям, мотивам своих действий, чтобы проверять, действительно ли мы живем по Евангелию, действительно ли оно является для нас жизненным руководством или же мы, сами того не замечая, следуем человеческим, там называемым здравым, а на самом деле безумным представлениям о добре и счастье. Нам необходимо стремиться к духовному блаженству, которое нам преподал Господь Иисус Христос, и стремиться жить так, как нам объяснили святые отцы и, самое главное, показали примером своей жизни. Тогда мы будем чадами, достойными своих духовных предков — русских святых». Аминь, и Богу нашему слава во веки веков!

Опубликовано в издании “Православное слово Сибири” июнь-июль 2010 г.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Раньше мы крестили всех подряд

Катехизация не является лишь передачей знания о вере

Как воспитывать веру после крещения?

Возвещать Бога можно только чем-то удивительным