Защита “Pussy Riot” сознательно затягивает рассмотрение дела

|

Сегодня в Хамовническом суде Москвы продолжаются начатые накануне слушания по существу в отношении участниц группы “Pussy Riot”. Потерпевшими по делу проходят девять человек. Своим взглядом на акцию “Pussy Riot” в храме Христа Спасителя в интервью “Интерфакс-Религия” делится адвокат Лариса Павлова, которая представляет в суде интересы шести потерпевших.

– Лариса Октябристовна, что на самом деле случилось в храме Христа Спасителя?

– Об этом стоит поговорить, так как информация о ходе предварительного расследования и рассмотрения дела в суде подается однобоко, не является достаточно полной и не позволяет тем, кого интересует этот процесс, составить свое независимое мнение о происходящем. На сегодня в Хамовническом суде Москвы рассматривается дело “по обвинению трех молодых женщин, Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич, в совершении хулиганства, то есть нарушении общественного порядка в храме Христа Спасителя по предварительному сговору по мотивам религиозной ненависти и вражды и по мотивам ненависти в отношении какой-нибудь социальной группы”. Сами по себе преступные действия происходили незначительное время, но, тем не менее, усилиями охраны и людей, присутствовавших в храме, хулиганки были выдворены из храма, а часть участников – задержана.

– Часть?

– Да. В хулиганской акции принимали участие пять женщин, которые в масках находились на амвоне. Но была еще группа людей, которая их сопровождала и помогала им определенным образом. Войдя в храм, все они выглядели вполне пристойно, с уважением к традиции: головы женщин прикрыты капюшонами, мужчины без шапок. Судя по показаниям очевидцам, часть вошедших намеренно отвлекала внимание служащих храма, давая возможность женщинам перепрыгнуть через все заграждения и прорваться к амвону, помогали пронести гитару, которая так и не зазвучала. На амвоне у царских врат женщины сбросили с себя верхнюю одежду, натянули на лица маски и попытались запустить свою музыкальную аппаратуру, но безуспешно. Одновременно они стали прыгать, дергаться, задирать ноги и скандировать в адрес Господа нецензурную брань, многократно ее повторяя, выкрикнули оскорбительные слова в адрес Богородицы. Помимо сквернословия, носящего очевидный антирелигиозных характер, ничего иного произнесено не было. Те, кто был в храме, тут же их стали останавливать, требовали, чтобы они сошли с амвона. Видя, что включить музыку не удается, женщины продолжали совершать непристойные и воинственные телодвижения: задирать ноги, махать кулаками, изображая удары, пародировать крестное знамение и поклоны. При этом все пятеро продолжали выкрикивать нецензурную брань в адрес Господа и Богородицы. Это все. Никаких “панк-молебнов” не было, никаких выкриков “Богородица, прогони Путина!” – ничего этого не было.

– Но на записи все это есть…

– Интернет-ролик, который многие видели, был в тот же день сделан или самими участниками, или, скорее всего, их сообщниками. Это компиляция разных кадров: там есть то, что происходило на амвоне храма Христа Спасителя, и кадры, снятые в Елоховском соборе, где за два дня до этого тоже было учинено хулиганство, но где участников не опознали, потому что маски с них снять не удалось, и они быстро убежали. Возможно, на записи, выложенной в Интернете, есть и другие кадры. Дело в том, что у подсудимых есть какая-то база, где они тренируются, репетируя свои “акции”, которые проводят с 2011 года.

– “Они” – это кто?

– Это как-то одномоментно возникшая группа женщин под непристойным названием “Пусси райот”. Надежда Толоконникова раньше участвовала в группе “Война”, затем ее по каким-то причинам эта группа отторгла. “Муси-пуси” начали свои акции с 2011 года. На сегодня известно несколько их дерзких хулиганских выходок на Лобном месте, в метро, еще где-то. Потом они пошли по храмам и дошли до храма Христа Спасителя, где и совершили хулиганство.

– Некоторые юристы утверждают, что в действиях этих особ нет состава преступления, что якобы они совершили лишь административное правонарушение и судить их по уголовной статье нельзя. Как бы Вы прокомментировали такое мнение?

– Да, такое мнение есть, и порой его высказывают достаточно квалифицированные юристы. Но они просто не знают материалов дела и фактических обстоятельств. Их выводы основаны на содержании интернет-ролика, в котором действительно присутствует политический акцент: ругательства в адрес Путина, нелицеприятные слова в адрес патриарха. Но содержание дела гораздо больше. Оно составляет восемь томов, обвинительное заключение содержит более 140 страниц, где перечислены доказательства по делу. Девять очевидцев привлечены в качестве потерпевших. Это люди разных возрастов и профессий, в том числе с двумя высшими образованиями, есть и кандидат технических наук. Их объединяет одно: все они верующие, почитают православные святыни и ходят в храм, а часть из них даже пришла работать в храм, желая быть рядом со святынями.

– Почему опознали не всех участниц акции?

– Двух женщин не опознали, потому что сообщники не давали снять с них маски, отталкивали прихожан, которые пытались это сделать, помогли им выйти неопознанными. Все произошло стремительно. У присутствующих было сильное шоковое состояние, и люди не сразу смогли сориентироваться.

– Почему многочисленные апологеты участниц акции упорно цитируют слова “Богородица, Путина прогони?”, хотя, как выяснилось, они этих слов в храме не произносили?

– Это попытка вывести хулиганок из-под уголовной ответственности, скрыть настоящий состав преступления. Дескать, девушки выражали политический протест, за это сажать нельзя. В реальности же действия обвиняемых совершенно очевидно имели религиозную подоплеку и были направлены против православных верующих. В этом нет никаких сомнений: на святом месте, перед святыми вратами произносилась нецензурная брань в адрес Бога. Каждому, надеюсь, понятно, что, если ты оскорбляешь человека нецензурной бранью, да еще сопровождаешь брань телодвижениями, выражающими неприязнь, это говорит вовсе не о любви, а о вражде, ненависти. Антирелигиозный мотив налицо, а это – уголовная статья 213 часть 2. Преступление по данной статье является тяжким преступлением, так как мера наказания – до семи лет лишения свободы.

– Когда защитники девиц уверяют, что совершено мелкое хулиганство, это, по-Вашему, неправда?

– Это искажение фактов. Преступление правильно квалифицировано по статье 213 ч.2 – это тяжкое преступление. Кроме того, из настоящего дела выделены и направлены в прокуратуру материалы, касающиеся возможного совершения преступления по статье 282 УК РФ (возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Но это уже за рамками хулиганства и более связано с интернет-роликом, да и состав участников преступления другой. Об этом можно говорить тогда, когда дело по данной статье будет хотя бы возбуждено прокуратурой, а такой информации у меня нет.

– Некоторые постоянно призывают Церковь и государство простить подсудимых, но те не собираются раскаиваться.

– Да. Можно только сожалеть, что они по-прежнему считают себя правыми. Складывается впечатление, что они добиваются какой-то иной цели и умышленно затягивают расследование и рассмотрение дела.

– Сами затягивают? Но в публикациях все выглядит наоборот.

– Информация искажается. Это потерпевшие настаивают на скорейшем рассмотрении дела, а обвиняемые, наоборот, затягивают. Заявляя о незаконно долгом их содержании под стражей и возражая против ареста, обвиняемые сами затягивали расследование! Например, им был дан месяц на то, чтобы ознакомиться с делом. Их адвокат Волкова отсканировала все, ей дали возможность отснять дело, в том числе сделать копии вещественных доказательств. В архиве у адвокатов подсудимых имелся полный объем дела, но они отказывались с ним знакомиться, просили отложить ознакомление на сентябрь. Суд устанавливает им срок ознакомления, тогда они отказываются подписывать протоколы. Но когда началось предварительное слушание дела в суде 20 июля, они сразу же заявили ходатайство о возвращении дела прокурору и настаивали на продолжении расследования даже после того, как им продлили срок содержания под стражей до января 2013 года!

То есть они не хотят суда. Им важно, чтобы дело опять застряло в прокуратуре. При этом подсудимые постоянно говорят о нарушении своих прав, хотя все проволочки создают сами. Поэтому суд вполне обоснованно отказался вернуть дело в прокуратуру, указав на то, что это нарушает права подсудимых на судебное рассмотрение дела. Каких-то веских оснований, связанных с Уголовно-процессуальным кодексом, для возвращения дела в прокуратуру нет. Кроме того, потерпевшие обращали внимание суда на то, что со стороны подсудимых не принято никаких мер к заглаживанию вреда.

– Раз уж мы заговорили о потерпевших… Как они себя чувствуют в обстановке ажиотажа вокруг этого дела?

– Им непросто, фактически они защищают свое право на свободное отправление своей веры. Пресса искажает информацию. Защитники хулиганок стоят у здания суда с оскорбительными плакатами. Православных называют стадом. Стоит толпа, 30-50 человек с видеокамерами, которые, как автоматы, направлены на идущих в суд. Потерпевшие входят в зал буквально под конвоем прессы. Каждый взмах ресниц, каждый жест может быть заснят и затем осмеян. В зале суда также были оскорбления в их адрес. Конечно, это очень большое моральное давление, и я как адвокат потерпевших буду настаивать на том, чтобы суд максимально защитил моих подопечных от насмешек над их верой и убеждениями. Кроме того, потерпевшие уже обратили внимание суда на то, что идет массовая атака на общественное сознание. Содержание под стражей и сам судебный процесс используются подсудимыми и их защитниками для популяризации кощунственных, хулиганских действий.

Складывается впечатление, что в задачу подсудимых изначально входило привлечь как можно больше внимания к своим действиям. По показаниям потерпевших, когда одну из участниц акции пытались вывести с амвона, она вывернулась и, перебежав на другую сторону амвона, подальше от того, кто ее задерживал, продолжала демонстрировать на камеру удары воображаемому противнику и имитировать поклоны. То есть она снимала видеосюжет. Ее задачей было не только совершить на глазах у всех дерзкое хулиганство, но еще и, как написано в обвинительном заключении, через Интернет добиться того, чтобы это хулиганство задело как можно более широкие слои верующих. Такие действия свидетельствуют о желании разжечь вражду в обществе. Ведь не потерпевшие, не Церковь раздувают этот пожар. Это как всем известная история с ворами – украсть, а потом громко кричать “держите вора!”.

Хотелось бы сказать, что как раз потерпевшие – люди культурные и образованные, и обратить внимание еще вот на какой аспект манипуляции. В СМИ подсудимых часто называют “девочками”, создавая тем самым этакий трогательный, беззащитный образ… Конечно, они далеко не девочки, хотя и достаточно молоды. Но все-таки им не 16, не 18 и даже не 20 лет. У двух есть дети. Что касается, например, Толоконниковой, то это дама с богатым прошлым. Она участвовала в непристойных акциях группы “Война”, а затем, расставшись с “Войной”, нашла себя в “муси-пуси”. Ее участие в непристойной акции в музее Тимирязева покоробило и возмутило всех. Даже ее защитники после этого не могут заявлять, что она является достойной нравственной личностью и “случайно ошиблась”, придя в храм Христа Спасителя. Несмотря на падение нравов, участие в голом виде в публичной секс-оргии на девятом месяце беременности пока еще вызывает в нашем обществе оторопь. Однако сама Толоконникова до сих пор совершенно спокойно относится к своему поступку и говорит, что для беременных секс полезен.

– Либералы уверяют, что уголовное преследование участниц группы только поднимет их рейтинг, они станут героинями.

– Это очередная манипуляция. Думаю, что даже при современном упадке нравов женщины такого поведения не имеют шансов стать народными героинями. На самом деле их, конечно, жаль, ибо, по большому счету, они не ведают, что творят и в каком-то смысле являются жертвами: жертвами воспитания, образования, дурной компании, в которой оказались. Но с другой стороны, это взрослые люди, которые сейчас сами куют свою судьбу и, судя по их дерзкому поведению, хотят той судьбы, которую они для себя избрали. За последние месяцы столько раз звучали призывы отпустить “девочек”, но возникает вопрос: сами-то “девочки” хотят, чтобы их отпустили? Может, мы на суде их об этом и спросим. Пока что, по крайней мере, складывается впечатление, что они хотят совсем иного.

Адвокаты подсудимых уже заявили, что им отказывают во всех ходатайствах, поэтому суд уже несправедлив. Но объективности ради следует сказать, что их ходатайства не были должным образом оформлены, они не соответствуют нормам нашего Уголовно-процессуального кодекса, и на это было обращено внимание суда. Кроме того, адвокаты заявили ходатайства в той стадии процесса, в которой такие ходатайства не рассматриваются.

– Как же так? Они что, не знают порядка?

– Нет, думаю, они сделали это намеренно, “для шума”, заведомо зная, что в ходатайствах будет отказано. Даже если бы суд очень хотел удовлетворить их просьбы, он в силу закона не имел права этого сделать. Он мог рассмотреть только один вопрос – об изменении меры пресечения.

– Как Вы относитесь к тому, что подсудимые просили вызвать на процесс патриарха Кирилла и Путина?

– Это уже фарс. В ответ со стороны потерпевших было предложено вызвать в суд – раз уж речь идет о правах человека – Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна. Ясно же, что президенту незачем ходить к хулиганкам, которых судят по статье 213 часть 2, и о чем-то с ними объясняться. Он не присутствовал при их хулиганстве в храме и не является очевидцем.

– А то, что они в Интернете распространили ролик против президента?

– Вот когда его признают потерпевшим, тогда, наверное, будут основания его опросить. То же можно сказать и по поводу требований вызвать в суд патриарха Кирилла. Это еще одна демонстрация неуважения к Церкви и патриарху, потому что патриарх тоже не является очевидцем событий и в данном случае не вправе выражать точку зрения за тех или иных верующих. У патриарха свои обязанности и свое место в мире. Никаких оснований для вызова глав государства и Церкви на судебный процесс нет.

– Подсудимые хотят вызвать в суд художников, культурологов и поговорить о силе искусства…

– Акцию в храме Христа Спасителя под перфоманс все равно не подогнать. Там было просто хулиганство, и это зафиксировано. Здесь опять-таки попытка исказить факты, подменить реальные события роликом, выложенным в Интернете. Хотя и ролик, на мой взгляд, тоже нельзя назвать искусством, равно как и стихи, приобщенные к делу и изобилующие площадной бранью. В материалах дела все это будет представлено, и если пресса захочет познакомиться с “произведениями творческих личностей”, она получит такую возможность. Судебное заседание будет открытым, на него сможет прийти любой. Другое дело, что зал небольшой, всех желающих он не вместит.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: