Мирно и с достоинством

|

Недавно прозвучали очень важные слова Патриарха, которые задают линию того, как нам следует вести себя перед лицом продолжающихся кощунственных провокаций. Это слова, которых ждали. Выступая на заседании Высшего Церковного Совета, Патриарх сказал, в частности, следующее:

«Достоинство человека предполагает уважение к его святыням, к памяти родных и близких, к истории его народа. Православный человек не будет глумиться над символами иных религий не потому, что они святы для него, а потому, что это оскорбительно для человека, придерживающегося таковых убеждений. Но подобного мы вправе ожидать и от всех наших соотечественников, верующих и неверующих.

Если же эту черту кто-то переступает — он ставит себя вне общества. Подобный разумный и справедливый подход призвано поддерживать не только само общество во имя самосохранения и общего благополучия, но и государство.

Конечно, это непростая задача, потому что спонтанная реакция на оскорбление с одной стороны, хотя и в редких случаях, но тем не менее сопровождается оскорблениями и с другой стороны. Православным людям нужно научиться с достоинством отстаивать свои гражданские права и защищать свои религиозные чувства».

Провокаторы отнюдь не собираются успокаиваться — недавно в блоге скандального галериста Марата Гельмана появилось объявление о запланированной на 18 октября в Москве в галерее Fotoflot выставке «фотохудожника» Пеэтера Лауритса. Судя по репродукции, размещенной в этом блоге, на ней будет выставлена постановочная фотография под названием «The Final Snack» (последняя закуска), представляющая одно из наиболее почитаемых евангельских событий — Тайную Вечерю, как собрание пьяных до потери сознания бомжей, сидящих за столом (двое валяются под ним), заваленным пустыми бутылками и мусором.

Как христианину реагировать на это? Есть два неправильных ответа — и слова Патриарха показывают нам, как избежать обеих. Но сначала рассмотрим, в чем они состоят.

Некоторые предлагают просто отмахнуться, предоставив Гельману и иным какаторам (не художниками же их называть, самом деле) и дальше делать то, что ни хотят.

В учебниках по логике приводится такой риторический приём как «аргумент от тошноты» (argumentum ad nauseam), когда тезис повторяется до тех пор, пока противная сторона не теряет интерес к его оспариванию.  Вас уже тошнит от всех этих «узниц совести», «актуальных художников», наглой и беспардонной лжи в глаза «а мы тут не хотели напасть на веру, это у нас такое искусство»? Вам хочется просто отмахнуться, не смотреть в эту сторону, не чувствовать этого запаха? В этом и состояла их цель — чтобы Вы согласились, замолчали (молчание в этой ситуации — знак согласия), и приняли их притязания решать, что правильно и неправильно, допустимо и недопустимо в публичном пространстве. Кроткие, миролюбивые, деликатные люди не любят скандалов и громких препирательств. Они скорее отойдут в сторону, оставив поле боя за хамами и скандалистами. А им того и надо.

Но мы не имеем права сдавать это поле боя. И дело не в чувствах. Вообще с выражением «оскорбление религиозных чувств» происходит определённая путаница. «Оскорбление чувств» интерпретируется как «причинение эмоционального дискомфорта», некоторые христиане начинают жутко смущаться — ведь нам заповедано кротко сносить обиды, как же нам выступать против? Позвольте объяснить разницу.

Если Вас назвали лягушкой и земляным червяком, жирным (или тощим) уродом, ослом, козлом и косолапым мишкой — Вам причинили эмоциональный дискомфорт. В этой ситуации Вам стоит вспомнить, что Ваше достоинство определяется отнюдь не Вашими оскорбителями, а Богом, который сотворил и искупил Вас, и махнуть на оскорбителя рукой. Если лягушкой и червяком назвали Вашего ближнего, Вам могли не причинить никакого огорчения, но Вы обязаны это оспорить — людей нельзя так называть. Оскорбление святынь — это не оскорбление лично Вас; это оскорбление Ваших ближних. Подставлять, в ответ на удар, свою щеку — признак святости; подставлять чужие щеки — признак чего-то совсем другого.

Но есть еще две, более существенные причины, по которым сдавать поле боя нельзя. Приведу пример. В романе К.С.Льюиса “Мерзейшая мощь” главного героя, Марка, соблазняют вступить в “избранный круг” дьяволопоклонников, и проводят его через “курс объективности”, на одном из этапов которого ему предлагают топтать Распятие, чтобы освободиться от подсознательной “подавленности” христианством. К счастью, Марк, до того послушный, на этот раз отказывается, и планы злодеев срываются.

Но планы эти очевидны — разрушить в человеке хотя бы смутное чувство святыни и максимально затруднить ему возвращение к Богу. И вот в наше время люди, называющие себя “актуальными художниками”, прописывают согражданам такой вот “курс объективности”. Нас не заставляют лично топтать Распятие; от нас просто требуют согласиться, что топтать Распятие — можно. Имеют полное право. Законное проявление свободы самовыражения. Подпишитесь.

Второе, на что хочется обратить внимание — это на то, что отступив с этого поля, мы очень скоро обнаружим, что нам некуда отступать вообще. Если Вы увидите над Кремлём флаг иностранного государства, это, возможно, глубоко огорчит Ваши патриотические чувства. Но дело не в чувствах — дело в том, что этот флаг знаменует, что отныне Вы находитесь под властью этого государства и именно оно будет решать, что Вам можно и чего нельзя в вашем доме и в вашем храме. Вы не можете просто отвернуться от какаторов — скоро Вам некуда будет отворачиваться. Они прямым текстом настаивают на своем праве приходить в Церкви и бесчинствовать там. Вот что сказала в интервью, под аплодисменты публики, недавно освобождённая Екатерина Самуцевич, (одна из участниц панк-группы): «Вы бы повторили эту акцию ровно так же, как она прошла, или что-то изменили? Екатерина Самуцевич: Повторили, естественно». Думать, что если не обращать внимания, отворачиваться, проходить мимо, проблема как-то рассосётся само собой — крайне наивно.

Мы не должны занимать пассивной, отсутствующей позиции. Но есть другая ошибка, против которой тоже предостерегает нас Патриарх. Нередко православные люди, столкнувшись с намеренными и тяжкими оскорблениями веры, с наглым и вызывающим отказом такие оскорбления прекратить, с твёрдым намерением не только продолжать в том же духе, но и объявить такое поведение «правом», которое все остальные «обязаны уважать», приходят в растерянность, и, далее, в сильное раздражение, начинают грозить безобразникам кострами и колами. Такие угрозы совершенно неосуществимы, но люди сильно раздраженные со стороны выглядят довольно отталкивающе.

Провокаторам того только и надо — поднимается истошный крик «убивают-убивают!», мол, страшные православные мракобесы вот-вот всех сожгут на кострах. Иногда горячие, но нерассудительные православные активисты  входят с безобразниками в прямые столкновения, происходит отвратительный шум и драка, каковое соблазнительное безобразие снимается десятками камер и тут же тиражируется в интернете. Это очень плохо, и Писание не зря заповедует нам «Перестань гневаться и оставь ярость; не ревнуй до того, чтобы делать зло (Пс.36:8)»

Как сказал Патриарх, «Православным людям нужно научиться с достоинством отстаивать свои гражданские права и защищать свои религиозные чувства». Нам надо научиться действовать как разумные и ответственные граждане, не поддаваться спонтанным выплескам эмоций, а действовать спокойно, обдуманно, последовательно. Мы — полноправные граждане, мы здесь у себя дома, у нас есть права и законные возможности для того, чтобы остановить кощунников. Более того, единственное преимущество, которое есть у тех, кто глумится над нашей верой — это безмерная наглость, полное отсутствие смущения или каких-либо представлений о приличиях. У них нет ничего похожего на народную поддержку и у нас нет оснований полагать, что их поддерживает власть. Церковь допускает «обращение в установленном законом порядке к органам государственной власти для разрешения конфликта, а также для пресечения и наказания действий, направленных на осквернение религиозных символов и на оскорбление чувств верующих, если таковые носят противозаконный характер». Да, в некоторых социальных кругах любое обращение к власти считается недопустимым; но благочестивому человеку нечего делать в этих кругах. Как граждане мы не только можем, но и должны осуществлять наши законные права, обращаясь к властям с требованием исполнить их прямые обязанности — пресекать провокации и поддерживать общественный мир. Принятие законодательных мер к усилению ответственности за оскорбление чувств верующих создаст все необходимые возможности для того, чтобы действовать мирно и законно.

Читайте также:

Патриарх Кирилл: Достоинство человека исключает использование свободы и творчества в разрушительных целях

Предстоятель Церкви: о нас, предстоящих вечности

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: