Любовь к экстрасенсам

Почему люди обращаются за помощью не к врачам, а к бабкам, колдунам или экстрасенсам? Чем заканчиваются истории этих людей? Как воспрепятствовать шарлатанам обманывать людей? Размышляет игумен Нектарий (Морозов).

Игумен Нектарий (Морозов)

Игумен Нектарий (Морозов)

Есть такие явления — дикие, абсурдные, но при том уже настолько вошедшие, вросшие в ткань реальности, что ты больше не удивляешься, не возмущаешься, не боишься: это нечто сродни особенностям климата, рельефа местности, среднего количества атмосферных осадков.

Если говорить про современную российскую действительность, то для нее подобными явлениями давным-давно уже стали коррупция, расхождение слов с делом (на всех существующих уровнях), провинциальное бездорожье и еще многое, многое другое — перечислять не хватит ни времени, ни сил.

Только иногда, когда что-нибудь особенное приключится или факт когда какой на редкость яркий будет обнародован, или цифру, воображение поражающую, кто назовет, невольно встрепенешься — хоть ненадолго…

Такая поражающая воображение цифра была приведена в докладе главного кардиолога Москвы Юрия Бузиашвили. 30 миллиардов долларов в год россияне тратят на экстрасенсов. Около 70 процентов живущих в нашей стране женщин хоть раз, но обращались к специалистам по различного рода оккультным услугам. Это же просто кошмар какой-то…

Потом, правда, когда первая оторопь прошла, названные Юрием Бузиашвили цифры и озвученные им же тезисы вызвали вполне закономерные вопросы: каким образом удалось выяснить, что 70 процентов женщин прибегали к помощи экстрасенсов? Откуда появилась сумма в 30 миллиардов долларов? Ведь совершенно очевидно, что налогов маги и колдуны в большинстве своем не платят, декларацию о доходах не заполняют.

Волей-неволей задумаешься об источниках информации. И даже усомнишься в ее достоверности. Равно как и в справедливости утверждения о том, что вся эта ситуация «препятствует развитию медицины в России». Мне вот, например, кажется, что скорее нынешний уровень медицинского обслуживания способствует тому, что у «целителей» в приемных растет очередь из обделенных в больницах и поликлиниках вниманием, заботой, а зачастую и медикаментами, и местом пациентов…

Но я могу быть здесь, конечно, не прав. Да и не в этом все же суть. Цифры цифрами, тезисы тезисами, а в одном точно сомневаться не приходится: оккультизм всех марок, мастей и направлений вошел в жизнь нашей страны и закрепился в ней весьма прочно. Так что говорить уже приходится не столько об эпидемии, сколько о хронической, трудно поддающейся лечению (а может, и вовсе не поддающейся) болезни.

На первый взгляд, есть в этом отношении, чему удивляться. Народ наш не верит власти, правоохранительным и судебным органам, на каждом шагу опасается обмана, «развода» и при этом… доверяется заведомым обманщикам и проходимцам! Однако это видимое противоречие разрешается на самом деле достаточно легко.

Отсутствие доверия к существующим институтам государственного управления обуславливается, с одной стороны, неустроенностью, нестабильностью жизни в сегодняшней России, с другой, еще более ее усиливает. А ощущение нестабильности, неуверенность не только в завтрашнем, но и сегодняшнем дне — как раз один из тех факторов, которые толкают людей с неопределенными религиозными взглядами в объятия всевозможных целителей, магов и ясновидцев.

Специалисты института социологии РАН говорят о том, что атеистов в России за последние три года стало значительно меньше, однако это не значит лишь, что прибавилось прихожан в наших храмах или, скажем, мечетях. Самой массовой «религией» на сегодня, безусловно, является «вера во что-то». И если православие или тот же ислам магию и оккультизм не приемлют, то «вере во что-то» подобные практики ни в коей мере не противоречат, для нее они, наоборот, весьма естественны.

Еще одна очень важная причина популярности и востребованности оккультных практик — тот дух, который царит в современном обществе, обществе потребления. В подавляющем большинстве своем люди не хотят делать (даже себя любимых ради) ничего из того, что причиняло бы дискомфорт, тревожило, беспокоило. Смутное осознание того, что болезни и неприятности имеют какие-то другие корни, кроме исключительно материальных, у многих присутствует — в той или иной мере. Но перейти от этого к пониманию необходимости что-то кардинально менять в своей жизни, в себе, к решимости подчиниться воле и закону Того, в Чьих руках и в Чьей власти все, ой как непросто! Проще прийти и попросить, чтобы твою проблему устранили. Кто, каким образом — не так уж и важно. Главное — «чтоб помогло».

Практически каждый священник, наверное, множество раз жестоко разочаровывал таких просителей: вместо того, чтобы «сделать что-нибудь», начинал объяснять, что сделать-то как раз должен сам человек, а иначе все тщетно. Порой такие объяснения отрезвляют, но это, как правило, тех, кто и сам уже к подобному открытию близок. Чаще же, не получив чаемого, уходит человек — от батюшки к «бабушке». Или к дедушке. Или к внучке их, которая, хоть и юная годами, да потомственная ведунья. Либо колдунья. Либо не потомственная, а просто чрезвычайно одаренная, экстрасенсорными способностями неведомым образом наделенная.

Что получается в итоге? Об этом тоже почти каждый священник рассказать может. Слава Богу, если попадет человек к шарлатану или шарлатанке: деньги, на прием потраченные, в конце концов, дело наживное. Хуже, когда к настоящему «профессионалу» угодит, к тому, кто, конечно, духами злобы не повелевает, зато сам их игрушкой и орудием стал, в ком нашла для себя удобное, «выметенное и приготовленное» пристанище страшная, разрушительная сила.

Сила эта действительно убивает — того, кто по собственной воле к ее «помощи» прибегает, без разбора и осмотрительности, не задумываясь даже, откуда приходит помощь — справа или слева. Иногда убивает медленно, постепенно, так что удается этот процесс по благодати Божией остановить. Иногда — стремительно, неостановимо. А порой и к шарлатану визит так же кончается. Почему? Да потому что неважно, что он шарлатан, важно, что человек опять-таки сам, вольно входит в эту область и дает злу власть над собой.

О том, как это бывает, мы знаем, увы, очень хорошо. Ведь многие из тех, кто вот так попался, бегут потом опять в храм. И рассказывают очередную горькую историю — такую похожую на прочие истории этого рода. Была язва, пошел человек к целителю, и нет язвы! Но прошло несколько лет, и вот уже не от язвы мучается несчастный, а от рака желудка умирает. Гулял муж, отправилась жена «заговорить» его к «бабушке», и перестал гулять. Да запил потом и жену в приступе непонятного, пьяного гнева порешил… И сколько еще подобных «совпадений» можно привести!

Да, все не безнадежно: если есть подлинное покаяние, осознание греха, Господь пресекает действие темной силы, хотя и дает зачастую человеку какое-то время еще пострадать, чтобы не был он на будущее легкомыслен, чтобы не лез опять в те же самые силки. Но покаяние как готовность себя менять (а оно одно и есть подлинное) встречается не так часто…

Тем более, что несмотря на множественность последующих за «помощью слева» трагедий, бывает и так, что внешне все проходит вполне благополучно и успешно. Внешне… А внутренне? А внутренне происходит отречение от Бога, отлучение от Него, ибо «Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром?» (см.: 2 Кор. 6, 14–15). Это — всего страшней: не дойти до Бога, споткнуться по дороге к Нему о какой-то нелепый, уродливый эрзац духовного и завязнуть в нем.

Можно ли как-то помочь этой беде, уврачевать эту болезнь? Мне кажется, что вполне, по-настоящему — нет. Прежде всего потому, что исцеление достигается лишь тогда, когда человек сам осознает свой недуг и избавления от него ищет, а не цепляется за него судорожно, изо всех сил. И оттого исцеление — вещь «штучная» или, иначе, индивидуальная, не массовая.

Однако изменить общую атмосферу — задача вполне посильная, правда, это только при условии, если в данном случае получится объединить усилия Церкви и государства. Тут социальное партнерство было бы не только уместным, но и необходимым. Нам должно, не унывая, не изнемогая, не теряя терпения, наставлять, вразумлять, переубеждать тех, кто собирается предпринять небезопасный эксперимент. А если он уже предпринят, так же терпеливо утешать, поддерживать, помогая обрести прежде необдуманно отвергнутую истину христианства и утвердиться в ней.

Государство же… Государство же способно включить тот фильтр, наличие которого в значительной степени поможет предохранить «целевую аудиторию» от потерь как материальных, так и духовных. Запрет на рекламу оккультных услуг в СМИ, привлечение к ответственности за мошенничество в этой области, а еще в большей степени за причинение вреда посредством «экстрасенсорных способностей» и таинственных «психотехник» — вот этот самый фильтр.

Почему это до сих пор не сделано? Не знаю. Возможно, просто проблема еще не до конца осмыслена на государственном уровне. Или и вправду экстрасенсы с колдунами осуществляют внушительные отчисления в бюджет и жалко его обеднять. Или среди депутатов различных заксобраний тоже немало жертв оккультного бизнеса, прочно завязших в его сетях… Все может быть.

Гадать — дело малоперспективное. Поэтому можно, конечно, пытаться лоббировать соответствующие законопроекты в Госдуме или в думах областных. Но лучше молиться: о наших близких, ищущих «помощи слева», о всех, кто блуждает вне спасительного пути познания истинной веры — это ведь не только в день Торжества Православия возможно. А еще лучше, опять же, жить так, чтобы жизнь наша к нам, христианам, в Церковь побуждала всех бедствующих и болящих идти, а не куда-то, не пойми куда…

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
«Народ уходит пачками»: монолог фельдшера «Cкорой помощи»

«Бригады работают не в полном составе. Иногда бывает, что в машину некого посадить…»

Запоздалая исповедь

Мама молилась над гробом отца, а я смеялся

О праве на Праведное Убийство и о Борисе и Глебе

Вы что, предлагаете нам каяться? Нам? Победившим фашизм? Каяться? Нам каяться не в чем!